Белый и Черный Марс в изобразительном искусстве

Белый и Черный Марс в изобразительном искусстве

Планета Марс в чакральном гороскопе соотносится с Вишудхой и символизирует действие, направленное на оформление реальности, преобразование тех или иных объектов. Дифференцировать проявления черного и белого направлений Марса, понять их специфику, проще всего, пожалуй, на тех примерах, которые предоставлены нам в виде произведений искусства. Для этого принципиально подходит любой жанр: литература, музыка, кино,

театр, живопись и др. Однако наиболее «наглядным», во всех смыслах этого слова, является все-таки изобразительное искусство.

В данной статье в качестве примеров будут рассматриваться произведения, относящиеся к различным школам и направлениям европейской живописи XIX-XX вв. За этот недолгий, но крайне плодотворный период европейская живопись проделала огромный путь, подарив миру множество шедевров, которыми мы восхищаемся и по сей день. Анализ произведений искусства в соотношении с чакральными схемами их авторов позволил условно выделить три наиболее существенные характеристики, которые можно использовать для дифференциации черного и белого направлений марсианской чакры применительно к сфере изобразительного искусства:

1. Особенности художественной техники
2. Особенности воздействия на зрителя
3. Проявления новаторства

Особенности художественной техники

Адольф Вильям Бугро «Автопортрет»
(Белый Марс)
Поль Сезанн «Автопортрет»
(Черный Марс)

Глядя на автопортреты двух французских художников, написанные в 80-е годы XIX века, нетрудно уловить сходство композиционного и отчасти колористического решения. Однако техника исполнения говорит о том, что их создали люди из абсолютно разных миров. «Автопортрет» Адольфа Вильяма Бугро (Белый Марс) поражает своей реалистичностью, тонкостью прорисовки, и, можно предположить, фотографическим сходством с самим художником. Такая манера письма в современной жизни, конечно, во многом утратила свою актуальность. И все же подобная иллюзия материальности, когда виден каждый волосок, каждая морщинка, просто не может не производить завораживающего впечатления. Другое дело Поль Сезанн (Черный Марс), позволивший себе отойти от точного копирования действительности. Своеобразие его техники воспринимается как грубоватость, упрощенность. Крупные мазки создают ощущение свободной небрежности. В то же время, использование резких контуров и ярких контрастов, как бы разделяющих лицо на отдельные пятна, придает портрету особую выразительность, наполняет его внутренней энергией.

Жюль Бастьен-Лепаж «Сбор картофеля»
(Белый Марс)
Винсент Ван Гог «Две крестьянки, копающие картофель»
(Черный Марс)

Прозаичность выбранного сюжета не помешала французскому живописцу-реалисту Жюлю Бастьену-Лепажу (Белый Марс) в своей картине «Сбор картофеля» (1878) изобразить женщин-крестьянок юными и нежными красавицами. Спокойствие полуулыбок на зарумянившихся лицах, мягкость и грация движений девушек создает иллюзию легкости, как будто они вышли собирать цветы на лугу. При этом художник очень внимателен и скрупулезен в изображении деталей: складки одежды и мешковины, взрыхленная земля, плетеная корзина и желтоватые клубни – все это до такой степени материально, что буквально чувствуется на ощупь. А вот у представителя постимпрессионизма Винсента Ван Гога (Черный Марс) в картине «Две крестьянки, копающие картофель» аналогичная тема раскрыта совсем иначе. Полный отказ от какой бы то ни было «красивости», техническая упрощенность, отсутствие детализации демонстрируют стремление автора к обобщенности образа. Согнутые фигуры двух немолодых женщин, напоминающие то ли комья земли, то ли огромные живые картофелины, олицетворяют будничность и тяжесть крестьянского труда, когда человек вынужден в борьбе за пропитание отдавать свои силы земле, постепенно «становясь ее частью».

Особенности воздействия на зрителя

Пьер Огюст Ренуар «Купальщица»
(Белый Марс)
Пабло Пикассо «Купальщица»
(Черный Марс)

«Купальщица» Пьера Огюста Ренуара (Белый Марс) во многом ассоциируется с женскими образами эпохи Возрождения (Рубенс), между ними проглядывает определенная преемственность. Существенная разница лишь в том, что перед нами не героиня греческого мифа, а обыкновенная девушка, нежную красоту которой мастерски подчеркивает художник. Эта картина, буквально напоенная теплым светом, как будто согревает зрителя, отображая простую и в то же время прекрасную сторону человеческого бытия. Подобный мотив абсолютно по-другому представлен в «Купальщице» у Пабло Пикассо (Черный Марс). Женский образ, скорее напоминающий головоломку, удивляет и озадачивает, вызывая желание ответить на неизбежно возникающий вопрос: «Так что же все-таки хотел сказать автор?»

Восприятие произведений Черного Марса требует от зрителя большей подготовки и внутренних усилий, вдумчивости, фантазии. Белый же Марс стремится максимально облегчить восприятие, и совершенство беломарсианских форм служит именно этой цели. Черный Марс говорит на своем собственном языке, не слишком заботясь о том, чтобы его понимали (кому надо – тот поймет), он ищет «своего» зрителя, отсюда «элитарность» черномарсианского искусства. Для Белого Марса крайне важно быть услышанным, он пытается говорить так, чтобы его поняли другие (причем как можно большее количество) и для привлечения внимания использует самые разнообразные приемы и уловки. Его задача преподнести все самое лучшее, свои мысли, идеи, эмоции, на «блюдечке с голубой каемочкой», отсюда «массовость» и «популярность». Красота, гармония, совершенство формы, эстетизм – вот важнейшие принципы Белого Марса. Для Черного Марса такими принципами являются: интуиция, открытие, поиск внутренней сути, собственное видение (субъективность) – «я так вижу!»

Проявления новаторства

Имеет значение также эпоха, в которую творил художник. Ведь многое из того, что, скажем, в позапрошлом веке считалось смелым новаторством, а то и просто откровенным «безумством», дало толчок новым стилистическим течениям и школам и со временем было признано «классикой» и образцом для последующих поколений.

Винсент Ван Гог «Коровы»
(Черный Марс)
Эдуард Мане «Коровы»
(Белый Марс)

Видавший виды современный зритель вряд ли усмотрит какую-либо революционность в
«Коровах» Винсента Ван Гога (Черный Марс). Да и другие картины этого гениального художника трудно назвать очень уж странными или непонятными. Кажется, они не слишком далеко ушли от реалистичных изображений: трава похожа на траву, животные – на коров. Однако при жизни автору не прощали той своеобразной манеры письма, которой сейчас восторгаются во всем мире, оценивая его полотна фантастическими суммами. Даже друзья и коллеги, привыкшие к творческим экспериментам, подсмеивались над ним, считая его новаторские потуги неприемлемыми. В то же время, Эдуард Мане (Белый Марс), один из основоположников импрессионизма, стремившийся к более материальной и пластичной живописной манере, хоть и не избежал критики со стороны консервативно настроенной художественной элиты, но все же пользовался гораздо большим успехом у современников. Его попытки разнообразить и усовершенствовать свой художественный почерк, в целом, не выходили за пределы понимания окружающих, хотя и вызывали жаркие споры. Свежая, легкая, динамичная «этюдность», свойственная многим его работам, позволила художнику создавать ощущение живой движущейся реальности («Коровы»).

Черный Марс способен «опережать время», привнося в искусство нечто принципиально новое, необычное, что не всегда понятно окружающим. Новаторство Черного Марса может проявляться радикальными, революционными изменениями в творческом мышлении и полным отходом от существующих стереотипов. Способы самовыражения авторов с таким направлением марсианской чакры порой выглядят причудливо и абсолютно неожиданно. Неудивительно, что именно черномарсианский поток вызвал к жизни огромное количество самых разнообразных стилистических течений в европейской живописи XIX-XX вв.: фовизм, кубизм, футуризм, экспрессионизм, абстракционизм, примитивизм, ар брют и др. Кстати, такие направления, как импрессионизм и сюрреализм, можно отнести к исключениям, так как в них присутствует ощутимое влияние обоих потоков.

Задача Белого Марса – развивать и усовершенствовать присущий той или иной эпохе художественный язык, доводя его до идеала. В каком-то смысле он призван «нести искусство в массы». Нельзя сказать, что Белый Марс статичен и напрочь лишен новаторской жилки. Однако в данном случае новаторство выглядит скорее как постепенное наращивание мастерства в рамках существующей традиции. Так, беломарсианский подход проявляется в последовательной преемственности таких живописных школ как классицизм, академизм, романтизм, реализм, натурализм.

Сальвадор Дали «Портрет Гала с носорогическими признаками»
(Белый Марс)
Пабло Пикассо «Портрет матери художника»
(Черный Марс)

Конечно, произведения искусства далеко не всегда можно однозначно разделить на «черные» и «белые». А по одной-единственной картине бывает непросто, а порой и невозможно «угадать» основное направление марсианской чакры, присущее художнику. Было бы ошибкой считать, что все произведения Белого Марса лишены оригинальности и глубокого внутреннего смысла, а черномарсианский художник рисует «всякую абстракцию», потому что просто не способен правдоподобно изобразить человеческое тело. Так, весьма причудливая идея может быть выражена беломарсиански, при помощи филигранной техники, что мы наблюдаем в большинстве работ Сальвадора Дали (Бело-серый Марс). А ранний период творчества Пабло Пикассо (Черный Марс) убедительно доказывает мастерское владение реалистичной техникой рисунка и живописи – «Этюд к торсу», «Матадор», «Портрет матери художника», «Автопортрет». Здесь однако важно то, что служит творцу основным внутренним импульсом, и тот способ самовыражения, который является для него преобладающим и наиболее естественным. Этот способ, как видно, часто определяется цветом марсианской чакры.

Художники-обладатели Белого Марса: Эдуард Мане, Пьер Огюст Ренуар, Адольф Вильям Бугро, Жюль Бастьен-Лепаж, Сальвадор Дали, Гюстав Курбе, Генри Кросс.

Художники-обладатели Черного Марса: Поль Сезанн, Пабло Пикассо, Винсент Ван Гог, Георг Гросс, Марк Шагал, Василий Кандинский, Франц Марк, Жорж Сёра, Адольф Монтичелли.